Мария Мамыко (mariya_mamyko) wrote,
Мария Мамыко
mariya_mamyko

Наш новый храм в Бари


Статья историка-медиевиста, специалиста по христианской символике и религиозной живописи Романа Багдасарова.  
 
ИТАЛЬЯНСКИЙ ДАР РОССИИ
Обустройство подворья в Бари – вопрос национального престижа РФ

Чудо о трёх иконах и избавлении Патриарха от потопления. Фрагменты картона из проекта О. Аннушкиной
Во время визита президента Владимира Путина премьер-министр Италии Романо Проди объявил о возвращении России всего архитектурного комплекса православного храма Святителя Николая в городе Бари вместе с прилегающим Патриаршим подворьем.
Этот благородный жест естественно вытекает из многовековых связей, существующих между нашими странами. Храм и подворье Святого Николая Чудотворца в городе Бари или, как именуют его сами барийцы, La Chiesa Russa («Русская церковь»), представляет собой уникальный архитектурный памятник в черте нового города. В разные исторические периоды он неизменно выполнял функцию культурного моста между Первым и Третьим Римом. 
МЕСТО ОБЕТНОГО ПАЛОМНИЧЕСТВА
После того как в 1087 году св. мощи Николая Чудотворца были перенесены из города Миры Ликийские (Малая Азия) в Бари, итальянский город стал местом паломничества множества русских христиан, для которых святитель Николай является наиболее почитаемым святым. Православные верующие на Руси воспринимали возврат христианскому миру святых мощей как духовное торжество.
Довольно странно было наблюдать американских религиоведов, сетующих о «краже» святых мощей из Мир Ликийских в показанном на телеканале «Культура» 18 марта 2007 г. документальном фильме «Лик Санта-Клауса» (2004) http://www.tvkultura.ru/issue.html?id=48233. На самом деле в 1043 г., незадолго до перенесения мощей свт. Николая, Миры подверглись разорению со стороны сельджуков, и реликвия уцелела лишь потому, что была надежно спрятана. А тремя веками ранее, в 792 г., халиф Харун ал-Рашид намеревался уничтожить гробницу Чудотворца, и лишь по ошибке была разрушена гробница, находившаяся рядом.
В отличие от некоторых других случаев перенесения восточнохристианских реликвий на латинский Запад, перенесение мощей свт. Николая в Бари было подлинным спасением святыни от грозившего ей небытия. В глазах русских книжников «град Барийский» превращается в доминанту сакральной географии.
Однако вплоть до начала XX века в Бари не было постоянной гостиницы (странноприимного дома) для паломников из России, не говоря уже о православной церкви.
Вот как описывает условия 1859 года, в которые попадали благочестивые крестьяне, Прасковья Уварова (жена основателя отечественной археологии Алексея Уварова): «В Бари с нами случилось совершенно неожиданное и особое приключение. В первый же день приезда мы только что немного устроились в гостинице и вышли на площадь, чтобы идти разыскивать храм Св. Николая, как увидали нашу русскую телегу, заложенную истощенной лошаденкой, и около них крестьянина в белой рубахе и лаптях и при нем еще довольно молодую женщину в кубовом холщовом сарафане. Они растерянно стояли, как бы не понимая, что предпринять, куда деваться. Мы подошли к ним и с удивлением узнали, что они, по обещанию (т.е., дав обет совершить паломничество – прим. Р.Б.), приехали на своей лошаденке из Порецкого уезда Смоленской губернии помолиться Святителю Николаю и теперь, разумеется, не знают, как им в городе устроиться, поговеть и помолиться и дать лошаденке отдохнуть, чтобы на ней же вернуться на родину. Мы нашли им дешевое помещение, снабдили необходимыми средствами и, заходя несколько раз в храм, находили их всегда молящимися на лестнице, ведущей в крипту, где под алтарем покоятся мощи Святителя».
Попутно заметим, что описываемые события происходили до отмены крепостного права, которое отнюдь не препятствовало крестьянам совершать столь длительные паломнические поездки.

Только в 1911 г. при Российском Палестинском Обществе был, наконец, учрежден Барградский Комитет, покровителями которого стал лично император Николай II и другие члены царской фамилии: князь Олег Константинович, великая княгиня Елизавета Феодоровна. Комитет поставил целью выстроить в Бари подворье Общества с храмом, достойно представляющей русское церковное искусство.
ИСТОРИЯ LA CHIESA RUSSA В БАРИ
Средства на храм собирались по всей России. Члены Комитета и православное духовенство рассматривали строительство храма как «символ вожделенного единения христианского мира, чаемого всяким верующим сердцем, не взирая на тысячелетнее разделение». В планы Комитета входило также создание Музея русской старины для ознакомления итальянцев с русской традицией почитания св. Николая.
Общий проект был выполнен в 1912 г. Алексеем Викторовичем Щусевым, одним из лучших архитекторов России на тот период, а в 1926–1929 гг. – директором Государственной Третьяковской Галереи. По его эскизам был возведен также русский храм в Сан-Ремо в 1913 г. Роспись должны были осуществлять два молодых художника В.А. Плотников и В.С. Щербаков. Позднее эскизы для росписей изготовил известный художник-авангардист Козьма Петров-Водкин. Пятиярусный иконостас должен был состоять из старинных русских икон XVI–XVII веков.
В мае 1913 г. в день перенесения св. мощей в Бари состоялась торжественная закладка храма при участии местных властей. В строительстве участвовали итальянские и русские инженеры.
Вспыхнувшая Мировая война замедлила работы. Подворье превратилось в приют для русских путешественников, оказавшихся в Европе. В 1915 г. работы были вчерне завершены, но из-за войны, революции и нарушения религиозной свободы в СССР храм и странноприимный дом не могли выполнять своих функций. В результате суда между Барградским комитетом (который возглавлял, непримиримый к большевикам, кн. Николай Жевахов) и советским Палестинским Обществом, подворье было в 1937 г. муниципализировано. С этого времени городские власти Бари взяли на себя обязанность содержать за свой счет православного священника и следить за сохранностью здания храма и подворья.
Только в 1955 г. была освящена главная Никольская церковь. Для этого Русская Архиепископия при Вселенском Патриархате в Париже организовала грандиозное паломничество, в котором участвовали многие православные жители Западной Европы. А в 1998 г. муниципалитет города Бари передал Московской Патриархии главный храм, дом в саду и часть странноприимного дома. После окончательной передачи всего храмового комплекса наличествуют все условия для возобновления деятельности подворья.
ЭСТЕТИЧЕСКАЯ МИССИЯ ПОДВОРЬЯ
Вот почему столь важны сегодня слова Владимира Путина, заявившего в ходе итальянского визита, что он «берет под свое покровительство все работы по благоустройству нашего подворья». Символично также, что встречаясь с Папой Бенедиктом XVI, российский лидер преподнес понтифику современную икону Николая Угодника, выполненную в палехском стиле. Этим самым он, вероятно, хотел подчеркнуть, что почитание Чудотворца для России продолжает оставаться живой традицией.
Чтобы понять, чем является сейчас храмовый комплекс в Бари и чем он мог бы стать в грядущем, следует учитывать, что это не только и не столько «странноприимный дом». Давно канули в лету те времена, когда русские люди добирались до гробницы святителя Николая на телегах, кутаясь в обмотки, как это описано в дневнике графини Уваровой. Большое количество благоустроенных гостиниц в городе и традиционное гостеприимство к приезжающим из России, практически исчерпывают проблему, где остановиться на ночлег.
Гораздо важнее осознать, что Италия – один из центров мирового искусства вообще и культурное пространство ее древних городов предъявляет самые серьезные требования как к внешнему виду застройки, так и к интерьерам зданий. Поэтому, помимо религиозного и политического значения, российское подворье в Бари несет очень важную эстетическую и культурную миссию. Оно представляет достижения русского церковного искусства в стране, откуда русские цари издавна приглашали зодчих для возведения шедевров архитектуры в двух столицах.
Чудо исцеления святителем Николаем сербского царя Стефана. Фрагмент картона из проекта О. Аннушкиной ЦЕРКОВНОЕ ИСКУССТВО КАК ЭЛЕМЕНТ КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ
Опыт обустройства Патриаршего подворья содержит обнадеживающие предпосылки, хотя здесь уже хватает и упущений, и досадных ошибок.
К положительным предпосылкам безусловно следует отнести то, что «Русская церковь» в Бари является уникальным для Италии памятником, спроектированным выдающимся архитектором Щусевым. Храм удачно вписывается в окружающую зону: с запада участок ограничен корсо Бенедетто Кроче, с севера – виа Де Руджеро, с востока – жилыми домами, с юга – городским сквером. Хотя Бари это преимущественно портово-промышленный город, в нем хватает гораздо более древних и никак не менее замечательных по красоте зданий. Тем не менее, La Chiesa Russa успела стать органичной частью Бари. Муниципалитет уделял ей самое пристальное внимание, а с 1982 г. храм поставлен на учет Комитетом по охране памятников.
До самого последнего времени интерьер храма Св. Николая оставался не расписанным.
Чтобы восполнить этот пробел, в 2001–2002 гг. группой церковных художников во главе с О.Н. Аннушкиной была разработана концепция фресковой росписи храма-подворья. Научное консультирование проекта осуществляла доктор искусствоведения М.А. Некрасова. Представленные лично главе Отдела внешних церковных сношений митрополиту Смоленскому и Калининградскому Кириллу эскизы оформления были одобрены им и получили его благословение.
Учитывая архитектурные особенности храма (стилизованные под новгородскую архитектуру), ориентиром для росписи был избран стиль московской школы иконописи середины XVI в., который сформировался при непосредственном влиянии художников, прибывших из Новгорода. В этот период русская иконопись приобретает равновесие максимальной эстетической утонченности и символической глубины. Шедевры, созданные в середине XVI столетия, запоминаются благодаря красоте и смысловой отточенности.
Главной идеей концепции стало художественно-изобразительное осмысление Жития и Чудес Святителя. Предполагался также развернутый рассказ об обретении и перенесении свв. мощей в град Барии (1087). Проект изобиловал множеством деталей, с одной стороны, традиционных для русского искусства XVI века, с другой – отражающих современные особенности почитания Николая Чудотворца. Так, предполагалось создание уникальной композиции «Древо почитателей Святителя Николая», построенной по образцу сюжета «Древо Иессеево», популярного как в России, так на Балканах и в Италии в XV–XVII вв. Особенно подробно были представлены исторически значимые моменты в почитании св. Николая на Руси, а также наиболее известные чудеса, связанные с ним в XVII–XX вв. Оформление интерьера храма и подворья достойно завершило бы усилия нескольких поколений русских людей по созданию этого уникального памятника. Оно получило бы широкий резонанс среди культурной и научной общественности обеих стран.
К сожалению, чехарда со спонсорами и пассивное отношение настоятеля, явились преградой в осуществлении многообещающего проекта (отметим, что при отсутствии официального органа, координирующего работы в области церковного искусства, такой исход в данной ситуации – типичен). Даже те части фресок, которые, несмотря на перебои с финансированием, начали появляться в архиерейской трапезной подворья были закрашены нанятым для оформления трапезной художником И. Тихоновым. Никакого отношения к проекту он уже не имел, а единственным достоинством данного исполнителя стала готовность сделать роспись быстро и задешево.
Быстрота и низкая себестоимость, являвшиеся базовой ценностью в годы строительства хрущевских многоэтажек, в данном случае абсолютно не уместны. Ведь речь идет не о торопливом «благоукрашении» к очередному приезду архиерея, а о формировании национального имиджа России. На Юге Италии, в Апулии, находятся тысячи интереснейших, уникальных памятников и на их фоне образцы творчества Тихонова смотрятся, будем откровенны, очень бледно.
Стоит особое внимание обратить и на вопросы, связанные с состоянием здания, за которым ранее следил муниципалитет, а теперь придется осуществлять это своими силами. Общеизвестно, что в области реставрации исторических памятников и стилизации под них новой застройки, современным итальянским мастерам по-прежнему нет равных.
В этих условиях (а также в контексте заявлений, сделанных в Италии главой российского государства) вопрос о дальнейших шагах по обустройству представительства Московского Патриархата должен стать предметом детального обсуждения со стороны компетентных в церковном искусстве специалистов, а не быть предметом произвола со стороны частных спонсоров или случайных подрядчиков.

Роман Багдасаров
http://rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=3051

P.S.
Ольга Аннушкина, о которой идёт речь в тексте, - крёстная мать нашей младшей дочери.
Tags: Церковь
Subscribe

  • Русский след в антипрививочном геноме

    Не так давно Дональд Трамп дал интервью Грегу Гутфельду, в котором объяснил нежелание жены интервьюера вакцинироваться её национальностью. "У неё…

  • Откуда берутся школьные стрелки?

    Позавчера опять школьный переполох — подросток отстреливал невидимок рядом со школой. Школьники наблюдали за ним из окна и баррикадировались.…

  • Упиваться харассментом годы спустя

    Не обижайтесь, девочки, но мальчиков тоже харассят. И вспоминают они об этом спустя годы без удовольствия заражённой гонораром звезды.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments