November 8th, 2009

Автора!

Друзья, опознайте, пожалуйста, стихи, кто их автор. Я догадываюсь, кто, но нет уверенности. Нужно очень срочно. Спасибо!

                  ***

Любовь моя, где этот чистый город,

Который мы пронзали ночью споров,

Над глухотою городских заборов

Глумясь, как бы играя на трубе?

 

Любовь моя, где этот чистый голос,

Три груди под футболкой Иеговы

И набережных гнутые подковы,

И поцелуев замшевый шербет?

 

Любовь моя, но нам остался след,

Нас вынесло сквозь слезы и за слепок,

Чтоб хлюпая сквозь пьяную нелепость

Не поскользнуться в свой серьезный век.

 

Нам путь остался, зверь моя седая,

И я иду, не ведая побед,

Укутываясь в кисти горностая,

К тебе, моя любимая, к тебе.

               -----------

          -------------------

Любовь моя, о этот чистый город,

Где спасены для долгих разговоров

Дымятся близ огня все семь кагоров

В тяжелых кубках лунных изнутри,

 

Где мы усажены в свои родные кресла,

Подтянуты ремнями, дремлют чресла,

И сердцу болезному пусто и чудесно,

И видят руки Господа Зари!




          ***

 

Когда распахнулись врата, и закончилось лето,

И дунули ветры в сквозные часы октября,

Мы были готовы идти за косматой кометой

В конец декабря, где колючая шерсть, где заря

Пылает всем небом, и видно как Север согретый

Стоит без лица, потерявшись в цветах, как в туманах.

 

Мы были готовы; но вечность качнула свой щит,

И мы соскользнули в пасхальную радость и рану,

Горланящий полдень набухших берез и ракит,
К придонному льду и лазурному ночи дыханью,

К тому, что опять нас простили, утративши стыд,

К тому, что опять не забыли кромешною ранью.

 

И так каждый год: издалёка идя к Рождеству,

Так долго идешь, что оно незаметно проходит.

Ты видишь пещеру, уже принеся божеству,

Все то, с чем ты шел;

                                      и весенние влаги грохочут